96312f89     

Сертаков Виталий - Симулятор 1



ВИТАЛИЙ СЕРТАКОВ
СИМУЛЯТОР. ЗАДАЧА: ВЫЖИТЬ
СИМУЛЯТОР – 1
Аннотация
Странные и страшные вещи творятся в некогда тихом элитном поселке для новых русских. Вода превращается в камень, за ночь вырастают горы, а там, где шумели сосны, теперь безжизненная пустыня.
Всюду подстерегает смерть. Самые безобидные, привычные вещи становятся убийцами...
Что это — разгул нечистой силы, вторжение пришельцев или испытания секретного оружия? Героям романа предстоит разгадать эту загадку и найти путь к спасению. А для начала — просто выжить!
1
МАЛЬЧИК С ПИЛОЙ ЦИРКУЛЯРНОЙ ИГРАЛ,
ДОБРЫЙ ПРОХОЖИЙ КНОПКУ НАЖАЛ...
Все началось с отрезанных рук.
Девчонка пишет и пишет, хотя все равно мы скоро подохнем, и ее рваные записульки просто некому будет читать. Но приклеилась, как банный лист, и я сказал: шут с вами! Коли так приспичило, я расскажу, как все началось.
Нет, не с рук... Сначала были утки и совы.
Птицы мне ни фига не понравились.
— Утки вместе с совами не летают... — озадаченно проскрипел Гоблин. — Куда это они сорвались?
Мы высунулись наружу. Хлопая крыльями, орава пернатых сосредоточенно перла в одном направлении, на юго-запад, их словно догоняли вихри грозового фронта. Медная тарелка солнца барахталась на самом краю серой перины.

С железной крыши гаража испарялись последние росинки ночного дождя. Простыни на балконах ближайшей «хрущевки» свисали Уныло, как флаги капитулянтов. Ветер где-то заблудился еще накануне.
— От дождя разлетаются? — сочинил остроту сержант.
Затем здание райотдела тряхнуло, и дважды мигнул свет.
— Второй раз за сегодня! — подтвердил лейтенант Карпыч. — Только раньше птиц не было! Ты глянь, маму вашу, что творится!
Я вглядывался в тусклую синеву. Ни одна из крылатых не присела передохнуть на ветку или на забор, они промчались над поселком, оставляя на крышах и асфальте белые ляпы помета. Последними кое-как поспешали несколько неуклюжих пузатых созданий с черно-синим оперением.

Редкая охотничья дичь.
— Глухари?! — изумился Гоблин. — Сколько тут живу, впервые вижу над городом!
Я ему не ответил. Прислушивался к тому, что творилось на ферме. Там одновременно взвыли коровы, другого слова было не подобрать.
— Что это за стоны? — Карпыч растерянно поглядел на меня поверх очков.
Он начал психовать, потому что был старший по званию и по должности. Этим воскресным утром Карпыч планировал выспаться среди своих любимых сканвордов. Утро выдалось клевое.

Не Ташкент, но ослепительно-голубое, в самый раз для выходного.
Карпыч ждал от меня умного объяснения, потому что для него коровы — что-то вроде индийских черепах, он даже толком не знает, с какой стороны они молоко дают. Я медлил с ответом. Если вдуматься, коров милиция успокаивать не обязана.

Лейтенант сидел в кресле дежурного, сержант — на подоконнике, оба наблюдали, что творится за окном.
Там все было в полном воскресном порядке. Старикан поливал сонный газон перед облезшей пятиэтажкой. Двое подростков, бросив мопед, пялились в небо, совсем как мы недавно.

В застоявшемся тополином пуху разгуливали мамки с карапузами. У нас маленький поселок, и по утрам в воскресенье ничего гадкого не случается. Иногда перепьются в субботу, иногда дерутся на танцах, одни и те же.

Совсем нечасто заезжие гастролеры взламывают ларьки на трассе. До Петербурга полтора часа езды, но у нас тут тихо.
Было тихо. До сегодняшнего утра.
После толчка мне на ноги посыпались кусочки льда из открытой морозилки. Я как раз пытался запихнуть туда бутыль минералки.
У Карпыча по столу поехал пульт от теле



Назад