96312f89     

Силецкий Александр - Безнадёга



Александр СИЛЕЦКИЙ
Безнадёга
Фантастическая пародия
Звездолет гулко взревел двигателями, сильно накренился, дернулся в
последний раз и уткнулся носом в мокрую почву. Они были на неведомой планете.
- Ай-ай-ай, - вздохнул командир Гы, - не тем концом сели. Но ничего: все
живы, все здоровы. Это главное. - И он ликующе пропел: - Мы долетели,
долетели, мы молодцы - удачно сели, и мир о нас заговорит.
Вошел звездный лоцман и доложил:
- Карамба, капитан, взлететь мы не сможем. Нос корабля смотрит в землю, а
не в небо. Я развожу руками: мыслей нет.
- Позови штурмана и обоих пилотов, - приказал Гы. Вошли еще трое.
- Айва зеленая, - хныкнул штурман Пак, - мы крепко засели, капитан.
- Пилоты, что скажете вы? - нахмурился командир.
- Бледная поганка заслонила белый гриб, - туманно ответил за обоих первый
пилот. - Безнадёга.
- Ясно, - подумав, сказал Гы. - Нужно выйти из корабля. Оценим обстановку.
Они вышли.
Вокруг был удивительный мир. Залитый ослепительным солнечным светом, он
искрился, был полон оглушительного шума и казался неправдоподобно огромным. Со
всех сторон высились громадные зеленые деревья. Они начинались где-то далеко
внизу и тянулись куда-то далеко вверх, подпирая небо. На фоне их коричневых
стволов, каждый из которых не обойти, пожалуй, и за час, виднелись какие-то
непонятные кубы, разноцветные параллелепипеды с дырами в гранях и совершенно
необъяснимые порождения неведомой планеты, невиданно большие, оглушительно
шумящие, изрыгающие из себя ветры ураганной силы и время от времени подносящие
к дырам в большом шаре в самой их верхней части то какие-то странно, дурно
пахнущие предметы, зеленые, длинные и мокрые, то непонятные твердые тела,
блестящие, прозрачные и обладающие формой, не встречающейся ни в одном другом
уголке вселенной. Внутри них переливалась прозрачная жидкость или нечто такое,
что пенилось и шумело. Обстановка была крайне поразительна.
"Что все это означает?" - вертелся у всех на языке один и тот же вопрос.
- Посмотрите, - вдруг догадался штурман Пак, - наш звездолет засел как раз
на таком блестящем теле. У него вверху дырка, и звездолет заткнул ее. Что же
делать?
- Бледная поганка... - начал было первый пилот, но умолк.
- Хвала Великому Тороиду! - воскликнул капитан Гы. - Ликуйте все. Я знаю,
как быть. Мы важнее, и наши жизни дороже, чем любая планета вселенной. Стало
быть, жалеть планету нечего. А потому я приказываю: взорвать ее и этим
расчистить пространство перед носом нашего звездолета. Это единственный выход.
За дело, братцы!
Работа закипела. Нужно было создать защитное и уничтожающее поля,
проложить взрывные каналы, задраить все люки и, наконец, рассчитать все
возможные варианты различных степеней свободы злополучного носа звездолета.
Весь экипаж разошелся по планете. В ракете дежурить у приборов остался
только штурман Пак.
Через сутки все было кончено. Усталый, но довольный, экипаж возвращался к
ракете. Внезапно они остановились.
- Карамба, капитан, - прошептал потрясенный звездный лоцман. - Я вижу, но
этого не может быть.
- Бледная поганка поломалась пополам, - шмыгнул носом первый пилот. - Мы
спасены, капитан.
- И планета тоже, - сурово добавил Гы. - Квадрат на синее небо!
Прямо перед ними, в ста шагах от их ракеты, стоял еще один, точно такой же
звездолет. На его обшивке, полинявшей от времени, виднелись точно такие же
царапины, вмятины и дыры. Даже кормовая дверь, распахнувшись настежь, висела
на одной ржавой петле! Но что самое поразительное, звездо



Назад