96312f89     

Силецкий Александр - Маски



Александр Силецкий
МАСКИ
Настроение было отличное.
По праздникам у меня всегда хорошее настроение, а в Новый год - особенно;
К тому же сегодня я был приглашен на бал-маскарад, где надеялся встретить
ЕЕ...
С туалетом было покончено.
На меня из зеркала смотрела довольная, гладко выбритая физиономия и хитро
улыбалась.
Я в последний раз окинул себя снисходительным взглядом и высунул язык,
дабы убедиться, что здоров, как бог.
В зеркале я увидел лишь самый кончик совершенно-белого языка.
"Эй, - сказал я сам себе, не на шутку обеспокоенный, - что это с тобой?"
И высунул язык, насколько мог.
В зеркале, против ожидания, я увидал вообще свои сжатые губы и все ту же
хитрую улыбку.
Сначала я ничего не понял.
Я тянул язык изо всех сил, но зеркало и не думало реагировать.
И тогда, разозлясь, я в сердцах плюнул в собственное отражение - дескать,
совесть-то надо иметь!..
На секунду что-то изменилось - то ли зеркало внезапно помутнело, та ли
свет померк, то ли потемнело вдруг в моих глазах, а может, просто я закрыл
их на мгновение - словом, факт остался фактом: когда я снова глянул в
зеркало, моего отражения там не было.
Не было - и все тут!
Я отчетливо видел потолок, часть кафельной стены, раскрытую дверь и даже
стену коридора позади нее - я прежде заслонял ее своей головой, а теперь
голова пропала...
В первые минуты мне даже сделалось смешно - вот так новогодний сюрприз!..
Я помчался в комнату и нашарил в ящике письменного стола маленькое
зеркальце - ну-ка, что оно покажет?!
Ничего.
Пустота.
Один потрескавшийся потолок отражался в сверкающем осколке...
И тут мне стало страшно.
С воплем я бросился обратно в ванную и заколотил кулаками по зеркалу.
Тщетно, тщетно я пытался заглянуть в его глубину: зеркало словно
потешалось надо мной.
Я зажигал лампу за лампой, подносил к самому лицу горящие спички,
становился перед зеркалом в профиль и анфас - пустое занятие, мое отраженье
все равно не возникало.
Тогда, окончательно взбешенный, я сорвал зеркало со стены и швырнул на
пол, я растоптал осколки в белую труху, собрал и выкинул в окно, и ветер
разнес эту пыль над миром.
Я сел на край ванны и заплакал.
Сколько времени так прошло - не знаю.
Все во мне словно вывернулось наизнанку и, плохо закрепленное с
внутренней стороны, теперь отваливалось и осыпалось с меня на пол - бом,
бом, со звуком, будто бьют часы.
Я поднял голову, прислушался и, действительно, услышал бой часов - с
тихим шипением они отсчитали одиннадцать раз и стихли...
Одиннадцать часов.
Уже одиннадцать часов!
Я торопливо вытер слезы.
Странное дело, пальцы ощутили плоть моего лица, теплую, упругую плоть...
Я с наслаждением прикасался к носу, щекам, губам - все оставалось на
месте.
Но ведь отражения-то не было!
Впрочем, размышлять было некогда.
Поспешно одевшись, я спустился на улицу и у подъезда схватил такси.
И, только уже сидя в машине, вспомнил, что праздничную маску впопыхах
оставил дома.
Возвращаться?
Поздно. Что-нибудь придумаю на месте.
Я постарался забыть о маске и вновь взялся думать о недавнем
происшествии.
Что бы это значило, в конце концов? Неужто я никогда больше не увижу в
зеркале своего лица?! А что об этом скажут остальные?..
Машина затормозила, и на меня из темноты надвинулся дом, сияющий огнями.
В зеркальные парадные двери то и дело входили приглашенные на бал.
Расплатившись, я быстро выскочил из такси и, прикрываясь поднятым
воротником пальто, чтобы никто не заметил моей ужасной утраты, прошел в дом.
В вестибюл



Назад