96312f89     

Сивинских Александр - Имя Нам - Легион



Александр СИВИНСКИХ
ИМЯ НАМ — ЛЕГИОН
Анонс
Куда податься парию, который умеет только одно — ДРАТЬСЯ?
Только — вступить в, мягко говоря, своеобразный «иностранный легион». В легион, что сражается в ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ВСЕЛЕННЫХ...
Война — НАЧАЛАСЬ.
Мы о ней не узнаем...
Но — ОНА ИДЕТ.
Война с «хонсаками» — монстрами из еще одной реальности. Война, которая вот-вот уничтожит, искалечит целую планету.
Легионеры знают, ПРОТИВ КОГО сражаются. А вот — ЗА КОГО они сражаются? Кто таковы — ТЕРРАНЕ, тайные, никому не известные «хозяева Земли»?..
Я не хочу пожара,
Но огонь уже зажжен.
Константин Кинчев
ЧАСТЬ 1
ГЛАВА 1
— Разнесу деревню дрыном
До последнего венца!
— Ты не пой военных песен,
Не расстраивай отца!
Частушка
Признаюсь, имел я к этому избраннику народа, владельцу заводов, газет, пароходов, самолетов и прочего дорогостоящего добра с самого начала очень нехорошие чувства. Очень. С подобным эмоциональным настроем не в телохранители, в киллеры бесплатные только идти.
Когда же я его, поганца, живьем увидел... Словами тут делу не поможешь, нету таких слов, чтобы мои чувства описать. Ну, у меня нету.

Этакий жирный коротышка неопрятный: все пальцы в шерсти и перстнях, головешка, наоборот, плешивая, а уж харя — чисто блин масляный, такая же плоская и лоснящаяся. Аскер Мамедович Аскеров. Личность известная, уважаемый человек в высоких кругах.

В баньку собрался, дарагой. Девки с ним — аж целых три штуки — поголовно в блондинок крашеные. Коньяк, пиво и прочие атрибуты полусветской жизни городской бандитско-чиновничьей элиты — в достаточном количестве.

Он, значит, гулять будет, а я оберегать его от народных масс и сподвижников.
В общем-то я бы, наверное, не обратил внимания ни на его внешность, ни на девок — повидал таковских во всяких видах, работа, она работа и есть, и стерег бы их гигиенический процесс не хуже пса цепного... ежели из-за дежурства этого внепланового не пролетел бы с давно намеченной вечеринкой. И сколько угодно можно убеждать себя, что Мамедов тут совершенно ни при чем, раз уж Никола прихворнул, что гневаться грешно, а вот поди ж ты — один черт кулаки чешутся шею ему намылить докрасна.

Без мыла. А девкам продажным — задницы надрать. Ремнем.

У меня для такого дела как раз подходящий — из натуральной буйволовой кожи. «Ливайс», фирменный.
Ну, приехали в баньку загородную. Лес, речка, заборчик — не бетонный, а чугунный, каслинского литья. Шестерки его сразу забегали, коробки таскаючи, мы с напарниками все окрест обнюхали, внутри пошарил, приглашаем: «Все чисто, мил человек, иди, парься!»
Вывалился он из своей «вольвы», девки за ним. Мы, как раньше договорились, места занимаем. Мне выпало при входе работать.

И то благо — до конца помывки рожу его противную видеть не придется.
Бдю. Скучаю. Час прошел, другой проходит, депутат продолжает широко отдыхать, о чем меня задорный женский визг перманентно извещает.

Щекочет он их, что ли? «Щекотун, блин!» — невесело хохотнул я и сразу снова приуныл, вспомнив, что кабы не он, так и мне бы нашлось, чем сейчас с девчонками заняться. Со своими, понятно, не с этими, прости их Господи...
И только я приготовился пустить из глаза горькую слезу обиды, как на улицу одна из тех ночных бабочек выпорхнула. Покурить. Слово за слово, разговорились. Я бдительности стараюсь не терять, за то мне и платят, но трудно нести службу по уставу, когда рядом красотка полураздетая — в шубке короткой на аппетитное тело, вполне вероятно голенькое; а принципал, в свою очередь, гад, каких мало, и которого ни



Назад