96312f89     

Синицын Олег - Битва За Смерть


ОЛЕГ СИНИЦЫН
БИТВА ЗА СМЕРТЬ
Февраль 1942 года. Москва занята фашистами и разрушена до основания. Обломки кремлевских башен, Мавзолея, храмов и дворцов сброшены в Москву-реку. Однако сопротивление захватчикам продолжается. Рота красноармейцев под командованием лейтенанта Калинина получает приказ захватить высоту Черноскальная. Выполняя приказ, бойцы попадают в лес, не отмеченный на картах, и погружаются в языческий ужас. Зверь просыпается в человеке, в сугробах таятся монстры, мертвые возвращаются, а на небо восходит черная луна. Всё это лишь этапы извечной битвы между древними славянскими богами, Светлобогом и Чернобогом, ставка в которой — изменение хода человеческой истории...
«Битва под Москвой была поворотным пунктом войны, начиная с этого момента победа для нас была уже недостижима».
Генерал В. фон Меллентин
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА 1
— Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться...
Командир роты оторвался от окуляров бинокля и увидел перед собой молодого незнакомого лейтенанта. Всё было понятно с первого взгляда. Опущенные уши у шапки на слабом десятиградусном морозе, испуганные глаза и дрожащие от волнения губы. Щенок еще...
Боровой снова посмотрел на расположенный вдали холм.
— Ты не в царской армии, — произнес он. — Не загибай пальцы и ладонью не верти, когда отдаешь честь.
Лейтенант испуганно попытался исправиться, но получилось еще хуже.
— Я к вам...
— Я понял. Ох, не вовремя ты!
— Меня направили, чтобы принять командование взводом!
— Да опусти ты руку! — с досадой ответил ротный, снова повернувшись к лейтенанту. — Давно окончил курсы?
— Три дня назад!
— Сколько учился?
— Две недели!
Боровой усмехнулся. Это было некрасиво, но он ничего не мог с собой поделать. Разве можно подготовить настоящего офицера за две недели! Только на изучение основ боя и тактики требуется не меньше трех месяцев. А есть вещи, которым невозможно обучить, которые приходят только с опытом...
— Извини, — сказал Боровой. — Сколько тебе лет?
— Девятнадцать, но скоро исполнится двадцать.
— Что ж... — Ротный повернулся и наткнулся на колючий взгляд старшины, который, судя по всему, был того же мнения о лейтенанте, что и Боровой. — Примешь первый взвод.
Взгляд молодого лейтенанта просветлел.
— А где они сидят? То есть я хотел спросить...
— Первый взвод занимает западный рубеж обороны. А найдешь их сам, понял? Это твое первое задание. — Боровой снова стал внимательно рассматривать в бинокль нетронутые сугробы противоположного холма.
Лейтенант растерялся:
— Я ведь здесь чужой. Как же я их найду?
— Найдешь-найдешь! — не отрываясь от бинокля, произнес Боровой.
Он вдруг настороженно поднял голову, словно услышал что-то.
— Всё! — рявкнул ротный. — У тебя минута-пол-торы, чтобы найти свой взвод. Не справишься — отдам под трибунал за неисполнение приказа. Бего-о-ом!..
Ошеломленный лейтенант бросился вон, но споткнулся и упал. Он спешно поднялся, сапоги скользили по снегу, руки в домашних вязаных перчатках пытались ухватиться за обледенелые стенки окопа.
— Что думаешь, Семен Владимирович? — спросил Боровой, когда молодой лейтенант скрылся за бруствером.
— Может и не дожить до трибунала, — мрачно ответил старшина. Голос у него был с хрипотцой, словно от долгого курения.
— Если не справится с простым заданием — мне такой командир не нужен. Как думаешь, есть в нем характер?
— Щенок безвольный.
— Не надо таких выражений, Семен Владимирович.
— Ты спросил, я ответил.
Боровой в который раз посмотрел на холм, недовольно покачал головой, за


Назад