96312f89     

Синякин Сергей - Поле Брани Для Павших


Сергей Синякин
ПОЛЕ БРАНИ ДЛЯ ПАВШИХ
Глава первая
1
Иванов встал рано и долго не мог найти себе места. Причина тому была
объективной — боль снова проснулась и принялась медленно жевать правую ногу.
Делала она это неспешно, как беззубая старуха, обгрызающая вываренную куриную
косточку. Некоторое время Александр лежал, пытаясь найти для ноги нужное
положение, надеялся, что нога пригреется и боль затихнет, но через полчаса
понял, что надеялся напрасно — боль поползла от исполосованного шрамами колена
по бедру, укусила его за пах и свернулась холодным змеиным кольцом в нижней
части живота, еще безопасная, но уже готовая в любой момент ужалить тело
больнее, чем прежде.
Александр полежал, глядя в потолок. Было уже довольно светло, и за
окном пробовали голоса проснувшиеся птицы. Помучившись в постели, Александр
сел. На часах было около шести утра, и ложиться не стоило. Да и больная нога
все равно уснуть бы уже не дала. Если она начинала болеть, то делала это
основательно и мучительно. Так сказать, память о прошлом, прах бы ее побрал!
Он накинул куртку пижамы, пошел на кухню и сразу же закурил.
Не торопясь поставил чайник на огонь, зажег конфорку и подошел к окну.
Окно испещрили холодные струйки бесконечного дождя. Дождь шел уже второй день,
черно-серые тучи ходили вокруг города, казалось, что они задались целью
затопить город со всеми его жителями. Опять кто-то недосмотрел, а скорее всего
серафимы развлекались подобным образом. С чувством юмора у серафимов дела
обстояли туго, специфическое чувство юмора было у серафимов, подобное чувство
можно было найти лишь у висельников, да и то не у каждого.
Иванов выглянул в окно.
Расписные стены домов казались сейчас черными. Внизу тускло желтела
мостовая. Промокшие кипарисы казались с высоты восьмого этажа маленькими
темными пирамидками. На зеленых ярких газонах буйно цвели магнолии.
Чайник засвистел. Александр выключил газ, достал заранее высушенный
заварочный чайник и бросил в него две щепоти байхового чая, добавив к ним
несколько сушеных лепестков розы, жасмина и зернышко кардамона, чтобы чай
получился совсем уж ароматным.
В ожидании, когда чай заварится, он вернулся к окну. Улицы еще были
пустынными, только на перекрестке стояли несколько херувимов в пятнистой форме.
Херувимы внимательно и покорно слушали светлого Ангела, но сразу видно было,
что нравоучения высшего существа херувимам бесконечно надоели и слушают они
скорее по обязанности, нежели для того, чтобы впитать истину. Да и какие истины
могут быть в шесть часов утра? Тем более у Ангела. Наконец Ангел закончил свои
поучения, распахнул белоснежные огромные крылья и унесся в высоту. Правильно,
что ему мокнуть под дождем?
Для этого херувимы есть. Им, значит, херувимово, а Ангелам —
ангельское. Они по ночам ниже Седьмого Неба не спускаются, этот, судя по
появлению, был совсем уж из ретивых служак, то ли выбеленный недавно, то ли
скучно ему было, вот и решил ради развлечения херувимов погонять. Только ведь
на херувимов где сядешь, там и слезешь. Они и обязательные заповеди мимо ушей
пропускают. Морды львиные скривят, мышцами на лапах играют — сила есть, ума не
надо.
Александр вернулся к столу, снял чехольчик с заварника и с
удовольствием вдохнул аромат чая. Даже боль в ноге отступила.
Одно слово — райское наслаждение, осененное улыбчивой Благодатью и
освященное ежели не самим Господом, то его правой рукой Архангелом Михаилом.
Иванов налил себе чаю в тонкую фарфоровую чашечку и принялся пить. Сл


Содержание раздела