96312f89     

Ситников Константин - Culex Pipiens Versus Homo Sapiens


К.И.Ситников
CULEX PIPIENS VERSUS HOMO SAPIENS *
1.
Страшное произошло в Н-ской области.
Лето выдалось необычайно комариное. То есть настолько, что притерпевшиеся
ко всему жители старинного городка К..., небольшого областного центра, не
знали, что и думать. Июнь уж был в разгаре, а чистые лесные озера стояли
непривычно пустые, и не мчались по субботним утрам через железнодорожный
переезд в стареньком мотоцикле капитан милиции Тимофеев и клюющий носом
под полостью тощий дядька его с торчащими из люльки антеннами удилищ, и
будто корова старухи Евтеевны слизнула с полок магазинов дорогие импортные
репелленты, которые так и томились теперь в приготовленных, да и брошенных
в прихожей туристических рюкзаках, потому как репелленты репеллентами, а
комары, знаете, сами по себе. Пусто стало в живописных окрестностях К...,
на речке Ужовке и в рощицах, и только городской житель, в своей ли
двухкомнатной квартире, в служебной ли конторе, яростно хлопал себя по шее
и по щекам, словно в порыве самобичевания, и взвивался с места от
невыносимо тонкого комариного писку, как стриженый мальчишечка при звуках
побудки, и с остервенелым наслаждением, кряхтя и постанывая, расчесывал,
расчесывал, расчесывал. Их, волдыри, родимые. Что уж говорить о простых
людях, если даже губернатор области Валентин Петрович Зощенко подъезжал к
двухэтажному, в стиле советского классицизма, зданию администрации на
черном своем "мерседесе" с опущенными, несмотря на духоту, стеклами и,
страшно сказать, бежал рысцой к спасительным дверям, прикрывая лицо
кожаной крокодиловой папочкой. Никто не мог сказать ничего вразумительного
о причине столь небывалого расположения этих мелких кровососов, и даже
специалисты госсанэпиднадзора только руками разводили.
2.
Не только за комаров болела голова у Валентина Петровича. Близилось время
губернаторских выборов. И уже слетались в область ясны соколы да белы
лебеди.
Вот показалось в овальном проеме "Руслана" широкое, рябое лицо, оскалилось
в приветственной улыбке перед немногочисленными камерами, и башмаки на
толстой подошве пошли сотрясать дырчатые ступеньки трапа. Генерал принял в
свои широкие объятия встречавших его полковника Кравченко и майора
Ковалева, прихватив еще парочку чинов помельче. Они погрузились в машины и
умчались с аэродрома на загородную дачу начальника военного округа.
Дача находилась в заповедной лесной зоне на территории городского
водозабора. То были двухэтажные бревенчатые хоромы с рубленым коньком на
крыше и резными наличниками на окнах. Добрая часть соснового леса была
обнесена высоким дощатым забором, и по огороженной территории разгуливали
три немецких овчарки. Створы серых железных ворот разошлись в стороны, и
мальчишка с автоматиком на боку козырнул генералу из стеклянной каптерки.
Начальник военного округа в звании генерал-майора встречал высокого гостя
у крыльца дома. Это был сухой старичок с прихромом на левую, простреленную
на охоте, ногу. Звали его Никифор Парамонович Войсковой.
- Пожалуйте, пожалуйте, Александр Иванович, - говорил Никифор Парамонович,
припрыгивая на здоровой ноге. - А мы вас ждали, так ждали.
Тут на крыльцо вышла и молодая хозяйка дома, с лебединою плавностью
движений, с приветливою улыбкою на полных, манящих, как спелая малина,
губах. Она подала генералу руку, с той милою простотою, которая выказывает
истинное достоинство русской женщины, и все прошли в гостиную, где уже
были накрыты столы.
Никифор Парамонович был большой любитель разносоло


Назад