96312f89     

Ситников Константин - Идеже Потребы Творяху


К.И.Ситников
ИДЕЖЕ ПОТРЕБЫ ТВОРЯХУ
Я выбрался на шоссе к рассвету. Чахлые елочки расступились передо мной,
когда первые лучи солнца, косо срезанные гребнем скалы, озарили верхушки
высоких корабельных сосен. Серое полотно дороги, плавно огибавшей
беспорядочные нагромождения известняка, было пусто в этот ранний час.
Вытряхнув песок из кроссовок, я снова натянул их на ноги и, прихрамывая,
побрел по шоссе.
Солнце поднялось высоко над горами, когда мимо на большой скорости
промчался первый легковой автомобиль. Я запоздало махнул рукой и
чертыхнулся ему вдогонку. За ним последовал пустой туристический автобус и
еще несколько машин, но ни одна из них не остановилась.
Спасительная тень быстро выскальзывала из-под ног, асфальт раскалился,
скалы колебались в жарком мареве.
Обдав меня волной горячего пыльного воздуха, на обочине тяжело встал
мощный магистральный грузовик с обтекателем на кабине - австрийский
"Штайр".
- Далеко собрался? - спросил водитель.
- До Екатеринбурга возьмете? - спросил я, подавляя дурноту, которая
волнами накатывала на меня.
- Залазь, - он убрал с сиденья кожаную куртку и кивнул, чтобы я садился.
Я с трудом вскарабкался на высокое сиденье, со второй попытки захлопнул
дверцу и привалился затылком к задней, нагретой солнцем стенке.
"Штайр" тяжело тронулся с места и понесся по прямой магистрали, мимо
известняковых круч и сосновых лесов. Приятный ветерок обдувал мне лицо
через низко опущенное стекло.
- Как звать-то? - спросил мужчина, поглядев на меня сбоку.
- Руслан.
- Редкое имя, - заметил он.
Я кивнул. Разговаривать мне не хотелось.
Мужчина тоже замолчал, и больше никто из нас не проронил ни слова.
Кажется, я задремал.
Очнувшись, я обнаружил, что сижу в кабине один, в благословенной тишине,
нарушаемой лишь проносящимися мимо машинами. "Штайр" стоял на обочине
возле заправочной станции, водителя нигде видно не было.
Телефонная будка на углу размеченной асфальтированной площадки напомнила
мне о том, что нужно позвонить дяде. Пошатываясь, я вошел в нее и выудил
из брючного кармана несколько жетонов.
В ушах у меня звенело, и сначала мне показалось, что телефон не работает.
Только потом я различил в трубке долгие гудки. Дяди не было дома. Я
вытащил жетон из окошечка, снова опустил его в щель и набрал вахтенный
номер городского музея естественной истории.
Слышимость была такая, будто меня соединили с потусторонним миром.
- Владимира Олеговича! - старался я перекричать помехи. - Перминова!
Наконец я услышал голос дяди.
- Где ты сейчас? - спросил он, когда я обо всем ему рассказал.
Не знаю, понял ли он меня: я говорил слишком торопливо и бессвязно, но
сквозь обыкновенное спокойствие в его голосе слышалась явная тревога.
- Как только окажешься в городе, немедленно ко мне!
Он еще продолжал что-то говорить, когда водитель вышел из придорожного
магазинчика с длинной французской булкой в руке, и я торопливо бросил
трубку. Когда я проходил мимо него, чтобы вернуться на свое место, он
поймал меня свободной рукой за плечо, притянул к себе и едва ли не
насильно схватил пальцами за веко.
- Эй, парень, - сказал он озабоченно, заглядывая мне в самый зрачок - с
тобой все в порядке? Голова болит? Ну-ка быстро в кабину!
Я не стал с ним спорить.
- То-то я гляжу, шаткий ты какой-то, - продолжал он. - Тебя что, машиной
сбило? Как ты на дороге-то оказался?
Он забрался на свое сиденье и, перегнувшись через мои колени, проверил,
хорошо ли я захлопнул дверцу. Должно быть, я и вправду выглядел н


Назад