96312f89     

Скаландис Ант - История О Том, Как Боролся С Алкоголем Знаменитый Межзвездный Путешественник Касьян Пролеткин, Рассказанная Им Самим


Ант Скаландис
История о том,
как боролся с алкоголем знаменитый межзвездный путешественник
Касьян Пролеткин, рассказанная им самим
Я родился двадцать девятого февраля. В мой век уже мало кто заглядывал
в церковные книги, и едва ли мальчика, появившегося на свет, скажем,
восьмого февраля нарекли бы Ксенофонтом - никто таких святых и не помнил.
Но Касьянов день помнили многие, уж больно он примечателен, уж больно
дурной славой пользуется. И родители мои, чуждые всяких предрассудков,
шутки ради назвали меня Касьяном. Я погрешил бы против истины, если б
сказал, что всю жизнь меня преследуют неудачи, но одно неудобство,
связанное с именем, я ощущаю достаточно регулярно. Вы уже поняли, конечно,
я говорю о дне рождения раз в четыре года. Предрассудков я чужд, как и мои
родители, но отмечать свой праздник в какой-то другой день - это мне
претит. И потому с самого детства я не часто праздновал годовщины своего
появления на свет, ну а когда начал ходить в сверхдальние рейсы, все
вообще перепуталось. По бортовому времени моего звездного супербота
"Кабану" я еще совсем молод, а по земному календарю скоро догоню Мафусаила
- мне уже лет, кажется, восемьсот. На планете же Уго-уго, где живут
ухорукие губоножки, мой возраст оценили в полторы тысячи земных лет, а по
ту сторону Магелланова облака вообще нет понятия возраста, и там мне
некому было рассказывать о прожитых годах. Более того, я и биологического
своего возраста давно уже не знаю, потому, что во-первых, на "Кабану"
частенько выходили из строя хронометры; во-вторых, я не раз бывал в
области чрезмерно искривленного пространства, а однажды попал в область
пространства, распрямленного полностью, а в таких областях, как известно,
время течет совсем по-другому; и наконец, в-третьих, несколько раз
радушные аборигены далеких миров, владеющие техникой омоложения, дарили
мне не вполне определенное, но весьма ощутимое количество лет.
Вот почему в очередное двадцать девятое февраля по земному календарю,
оказавшись на борту супербота и поднимая за свое здоровье бокал
альдебаранского крепкого с золотой крошкой, я не знал, сколько мне
исполняется, и отмечал условно тридцатитрехлетие, ибо к этому моменту
"Кабану" налетал тридцать три года локального времени. Я был как всегда
один на корабле, не считая мышонка Васи, в дым пьяного по случаю
праздника. До обитаемых планет было далеко, кругом чернота, и мне вдруг
стало тоскливо, охватила меня вселенская грусть, этакая, я бы сказал,
философская скорбь от сознания собственной ничтожности в огромном мире. А
длинный ряд фиолетово-синих колбас с альдебаранским крепким поблескивал
своими золотинками над пультом управления... Здесь следует заметить, что
любое альдебаранское вино необходимо хранить только в его родной упаковке
- в прозрачных от долгого вымачивания кишках зверя лю-лю-грыха, и
желательно на весу - иначе оно испортится. А так как я был большой
любитель альдебаранских вин, у меня над пультом всегда была протянута
веревка для этих экзотических сосудов.
Торжественный бокал показался мне неудобным, я достал большую кружку и,
сцеживая в нее напиток через маленькую самозарастающую дырочку, которую
проделывал иголкой щупа от биотестера, я глотал альдебаранское крепкое до
тех пор, пока экран фронтального локатора не оказался у меня где-то под
потолком, а кресло сбоку, и пока мышонок Вася не запрыгал по столу,
распевая песни дурным голосом, а рядом с ним не появилась его подружка
мышка Верочка, имевшая обыкновение во


Назад