96312f89     

Скаландис Ант - Мир Смерти И Твари Из Преисподней


Ант Скаландис
Мир Смерти и твари из преисподней
* Часть первая. ЛЮДИ СТРАШНЕЕ МОНСТРОВ *
ГЛАВА 1
Далеко, очевидно, над океаном, закрытым от глаз цепью гор, собирались
тяжелые свинцовые тучи. Здесь, на Моналои, такое было явлением редким, но уж
если случалось, то всерьез: не просто дождь и ветер, а настоящий ливень с
ураганом, не просто гроза, а настоящее светопреставление. За триста
солнечных дней из трехсот двадцати, составляющих полный год на этой теплой и
ласковой планете, приходилось расплачиваться электрическими бурями
чудовищной силы и целыми водопадами, низвергавшимися с небес.
Сотник Фуруху на своей деревянной вышке внимательно вглядывался в
темнеющий на глазах горизонт и прикидывал: сколько же остается работать
фруктовикам? Получалось, не больше часа. А раз такое дело, пусть поторопятся
перед вынужденно долгим отдыхом.
- Эй! - крикнул Фуруху в нагрудный крикунец своим десятникам. - Потыкайте
их палками, пусть бегают быстрее. А если кто-нибудь упадет раньше, чем
начнется дождь, - не беда. Главное - результат. Слышите? - И добавил: -
Всем, кто соберет по шесть полных корзин до финального свистка, я обещаю
вторую порцию вкусной похлебки.
Задача была поставлена непростая, но все же реальная. Претендентов на
вторую порцию могло оказаться много. Однако Фуруху имел право раздавать
такие обещания, ведь он был не просто сотником - он был одним из доверенных
сотников у начальника местной тысячи султана Азбая.
Руководителей, подобных Азбаю, тысячниками не величали, потому что они
возглавляли уже не конкретное число людей и фруктовиков, а являлись
фактически полновластными хозяевами на определенных, строго очерченных
территориях, называемых султанатами. И выше султанов стоял только эмир-шах
всей планеты Моналои.
Сотник Фуруху был еще очень молод, но быстро продвигался по служебной
лестнице и рассчитывал довольно скоро стать персональным охранником султана.
Ведь он такой старательный, такой безжалостный, такой жестокий. Ему
нравилось бить фруктовиков по спине или тыкать их в бок кусачей палкой,
когда он был еще простым десятником и вместе со всеми стоял по колено в воде
под палящими лучами солнца меж рядов колючего кустарника айдын-чумра,
усыпанного темными гроздьями спелых плодов. Он очень старался на той работе.
И вот теперь ему гораздо больше нравилось сидеть в специальном кресле на
крепкой вышке из длинных стволов сарателлы под навесом, дарящим мягкую
прохладу, и наблюдать, как нерадивых фруктовиков погоняют его подчиненные -
десять доблестных мускулистых парней, не жалеющих ради высокого урожая ни
сил своих, ни злости, ни поганых спин этих жалких тварей.
Фруктовики были странным образом похожи на людей, но они не умели
говорить по-моналойски, а еще на голове и даже в отдельных местах на теле у
них росла шерсть, словно у каких-нибудь макадрилов. Любой нормальный человек
испытывал естественное отвращение при взгляде на такое существо. Моналойцам
запрещалось вступать в любые неформальные контакты с фруктовиками.
Вообще-то, сам Фуруху плохо понимал, для чего это правило существует.
Какие вообще могут быть контакты с выродками? Да, он отдает им приказы на их
дурацком языке. Но не придет же ему в самом деле в голову беседовать с
фруктовиком о погоде или о еде! Даже подумать мерзко. Однако, к сожалению,
находились люди среди десятников, которые нарушали правила. Он сам несколько
раз видел тех, кто вступал в разговор с шерстяными. Нет, не среди своих
подчиненных, слава эмир-шаху! Ведь таких десятников увольняли со службы
сразу. А недосмотревше


Назад