96312f89     

Скаландис Ант - Причастные 1


АНТ СКАЛАНДИС
СПРОСИ У ЯСЕНЯ
Кто управляет нашим миром? Президенты великих держав? Миллиардеры?
Спецслужбы? Или все-таки тайные общества, издревле контролирующие все на свете?
У героев нового романа Анга Скаландиса особое мнение на этот счет. Суперагент
Ясень — из тех, кого не удается убить с первого раза, а его любимая — Верба — и
вовсе заговоренная. И они вдвоем непременно должны разгадать зловещие замыслы
темных сил.
Моим немолодым родителям, которые вопреки всем ожиданиям сумели понять
и полюбить эту книгу
Все сюжетные линии романа являются чистейшим вымыслом, а возможные
аналогии между описанными и реально имевшими место в жизни ситуациями,
событиями, документами следует считать абсолютно случайными. Это касается любых
совпадений в именах, фамилиях, фактах биографий, названиях фирм и прочей
конкретике. Исключение составляют отдельные исторические фигуры, такие, как
Ю.В.Андропов, М.С. Горбачев, Б.Н. Ельцин, и некоторые другие, поневоле ставшие
в каком-то смысле героями этой книги.
Автор считает своим долгом выразить благодарность военному
консультанту, кандидату технических наук, доценту, полковнику Житомирскому
Борису Леонидовичу за помощь в работе над романом.
Часть первая
АГЕНТАМИ НЕ РОЖДАЮТСЯ
Говорят, если вы намереваетесь раздавить помидор, то берите созревший.
Зеленый тоже можно, но его раздавить труднее.
Виктор Островский. «Я был агентом Моссада»
Глава первая
ПИАНИНО В КУСТАХ
Я опоздал на последний автобус. Это было нормально. Для данного периода
жизни просто закономерно. А период выдался скверный. Еще в конце моего любимого
месяца мая все пошло кувырком.
Сначала я потерял работу и сразу вслед за этим — друга, шустро
занявшего освобожденную (от меня) должность начальника издательского отдела.
Потом я сильно разбил машину. Очень сильно. А чинить ее было не на что. Во
всяком случае, так считала Белка. «Сначала работу найди — потом будешь машину
чинить». По-моему, это бьиа ужасная глупость, о чем я и говорил Белке
постоянно. А работу я вообще искать не хотел, просто хотел летом отдохнуть,
оглядеться, пожить в деревне, может, написать новый роман. Словом, из-за машины
мы крепко поругались. Белка кричала: «Да чини ты свою поганую тачку! Уезжай
куда хочешь! Отдыхай где угодно! Проедай все деньги! Только без меня!» И
повторялось это все с утомительной регулярностью, так что в какой-то момент я
действительно был готов развернуться и уехать. И вдруг умерлa мать. Говорят,
общее горе сближает. Но, во-первых горе было не очень-то общим, а во-вторых,
нам обоим хватило чувства такта лишь до девятого дня. Потом мы начали ругаться
с удвоенной силой, как бы пытаясь наверстать упущенное за девять дней
трагической тишины. И до того мне стало тошно, что я даже машину решил не
чинить. Все равно ведь за один день мне ее никто бы не сделал, а рвануть в
деревню хотелось немедленно. Иначе (я слишком хорошо знал и себя, и Белку) я бы
уже через день переменил решение и снова увяз в болоте бытового идиотизма.
Итак, я ушел из дома.
Была суббота. Белка уехала к тете на дачу в несусветную рань, и, когда
она закрывала дверь, я сделал вид, что сплю. Потом встал, позавтракал и
неспешно собрался. В последний раз задал корму нашему роскошному сиамскому коту
Степану — насыпал «Вискас» в специальную мисочку и оставил на кухне тоненькую
струйку воды из крана — по-другому Степан пить отказывался. Расставаться с
верным другом было, конечно, грустно, но, что поделать, Белка любила его еще
сильнее.
Потом я уложил


Назад